Муравьев Михаил Михайлович

2015 02 2710.34.01 SМосковская областная коллегия адвокатов

Филиал № 1 Московской областной юридической консультации

Medal Za otvagu

Orden Krasnoj Zvezdy

 

      

 

 

 

О Муравьеве М.М.

Муравьева Татьяна Ивановна,

вдова Муравьева М.М.,

адвокат Филиала № 1

Московской областной коллегии адвокатов

 

Михаил Михайлович Муравьев – фронтовик Великой Отечественной, связист, старший сержант, прошедший с боями до Эльбы. Его ратные подвиги отмечены орденом «Красной звезды» и медалью «За отвагу». Он – человек из поколения победителей, видевший смерть и разруху. Не было у него высоких званий, но по жизни это был удивительный человек. Он не любил говорить и писать о войне, не кичился наградами, говорил, что это не лучший период его жизни. После окончания Московского юридического института прошел большую жизненную школу в органах прокуратуры, суда Ленинского района Московской области, а последние 26 лет с 1961 года – член Московской областной коллегии адвокатов.

После войны их воинская часть около 2-х лет располагалась на территории Германии. Это позволило ему в совершенстве изучить немецкий язык. И много, много лет спустя в начале восьмидесятых будучи с адвокатами Центральной областной консультации в турпоездке по Германии написал:

И снова я в стране,

Где некогда стрелял и восторгался,2015 02 2710.33.05 S

Где прокричал: «Конец войне!»

И трепетно в Россию собирался.

Как много утекло с тех пор,

Хотя, по-прежнему, слова чужие понимаю,

Но зрелый устремляю взор,

Что на чужбине окружает.

Что было и что есть,

Куда руины подевались.

Почем у нас, и сколько здесь,

И для кого мы некогда старались…

Порой не в нашу пользу счет,

Наверняка, колбас у них побольше.

И, кажется, Россия больше пьет,

А вот живут они не дольше.

Но только вздрогну я порой,

Как было б горько и тоскливо,

Когда, утратив паспорт свой,

Я не вернулся б в город суетливый.

А потому за Русь и за Союз,

За то, что говорим по-русски,

За ситцевое небо, ломтя ржаного вкус,

За наши непротертые закуски. 

(Прочитано как тост в одном из ресторанов Берлина, май 1983 г.)

Перебирая Мишины фронтовые фотографии, на многих снимках вижу его с аккордеоном в руках. Получив до войны музыкальное образование по классу аккордеона, редко, но видела его сидящим за фортепиано и наигрывающим романсы. Но незадолго до его ухода из жизни, Миша безумно хотел научиться игре на гитаре. Купил самоучитель. Об этой стороне его жизни коллеги наверняка не знали. А толчком послужил следующий случай.

Выходя как-то из здания Областного суда на Баррикадной, проходя мимо мусорного бака он увидел в них 2 гитары с разбитыми деками и порванными струнами (это были вещдоки по какому-то уголовному делу). Миша самостоятельно их отреставрировал, одну из которых передал в дар консультации на Садово-Триумфальной, чтобы адвокат Этерман Израиль Ефимович чаще пел и играл. А какие удивительные вечера мы проводили с коллегами по случаю какого-либо торжества, а также, будучи соседями по даче с Изей и слушая в его исполнении старинные романсы!

Вспоминаю поездку Муравьева М.М. и заведующего консультацией Ефимова Ю.А. в составе делегации «Ассоциация юристов» в Австрию по случаю 40-летия победы в ВОВ в мае 1985г. К этой встрече Миша тщательно готовился и написал стихотворение «Не грусти, браток…»

2015 02 2710.32.46 SПакет достану фронтовой.

Там я в пилотке, молодой,

Там письма, фото грозных лет.

Трофейный поднял пистолет.

Войны лихих четыре года

Тянулись тяжко – целый век,

А сорок лет промчались схода,

На голове оставив снег.

Так отзовитесь! Есть живые,

Что здесь на карточке стоят?

В улыбке вечно молодые,

 Не слышу голоса ребят

А ты, Петро, напарник верный,

Таскали ж рацию вдвоем,

Явись, спеши, связист примерный

Мы водку в кружки разольем!

О, если б мы сошлись случайно,

Пошел бы всякий разговор:

Вот, Головлев, на фото крайний…

Восьмого был убит в упор.

Сержант Ильин – душевный малый

Смущался: «Снова Зинка в снах!»

Но не пришел не зрелый и не старый –

Остался памятью в слезах.

А ты, а я – какими стали?

Ведь это тоже разговор!

Прошли сквозь огненные дали

И рядовые до сих пор.

И не года твое богатство,

 Суть жизни – добрые дела,

 А капитал – мужское братство –

Война в наследство нам дала.

Не горюй, браток, хотя и вечер,

2015 02 2710.33.20 SНе тянет холодом закат,

Коль мы дошли до этой встречи,

Закрой лицо сиренью влажной, 

Помянем тех, кто там лежат…

Крепись , ты - гвардии отважный,

Вдыхая будто аромат,

Не надо слез, седой солдат.

 

М.М. Муравьев соединял в себе дар адвоката и публициста. Где бы ни печатался Михаил Михайлович – в скромной «районке», трудясь адвокатом Солнечногорской юрконсультации, или в многомиллионнотиражных центральных «Правде» и «Известиях» - в его публикациях всегда неподдельное сочувствие обманутым и гонимым, страдающим и раскаивающимся.

Перебирая семейный архив я обратила внимание, что уже с начала 50-х годов публиковались статьи, очерки, фельетоны М.М. Муравьева в различных газетах, журналах, как, например, «Советская культура», «Советская Россия», «Литературная газета», журнал «Москва», «Соц. Законность», «Советская юстиция», «Семья и школа», «Молодой коммунист», «Смена», «Журналист», «Огонек» и многих других изданиях.

Профессионализм, блестящие способности судебного оратора позволили ему успешно осуществлять защиту в самых острых и сложных судебных процессах. Адвокатская и журналистская деятельность принесла М.М. Муравьеву широкое общественное признание далеко за пределами Москвы и Московской области.

Разносторонность его увлечений, талантов и жизненных достижений поистине удивительны. Он – спортсмен, землепашец, архитектор, строитель, построивший своими искусными руками уникальный дом из стеклотары, настоящий мужчина, создавшиймногочисленное и прекрасное потомство. Он – душевный, отзывчивый, некоторым казалось, что он простой. Но талантливый человек никогда не может быть простым и понятным. В нем еще так много было нераскрытого, так много еще хотел совершить и создать. Он написал роман, но издать его не успел, в конце восьмидесятых это было сложно. Думаю, что при жизни успею завершить его цель.

Вспоминаю слова Михаила Александровича Гофштейна: «Миша ушел из жизни на скаку, как скорый поезд…»

Очень благодарна Редакционному совету журнала «Адвокатская палата», который в память о моем муже Михаиле Михайловиче Муравьеве к его юбилею – 85-летию переиздал и дополнил вышедшую в 1976 г. в столичном издательстве «Знание» тиражом свыше трехсот тысяч экземпляров книгу очерков «Был парень как парень… (из записок адвоката)»

И это далеко не полное издание трудов М.М.Муравьева.