Юдкевич Ида Анатольевна

Московская областная коллегия адвокатов

Солнечногорская юридическая консультация

 

 

Воспоминания Юдкевич Иды Анатольевны

Важные человеческие качества во мне воспитали родители, Война, их, мой личный опыт. Все эти качества легли в основу профессии – адвокат.

Примером для меня везде и во всем были мои родители. Их отношение друг другу, теплая атмосфера дома, в которой я росла, качества, которые во мне воспитали, помогают на протяжении всей моей жизни. Мой отец был простым рабочим на обувной фабрике, мама – воспитывала нас и работала по дому, она не была обучена грамоте. Родители создали для нас мир, в котором нам было хорошо.

Я помню тот день, когда наша жизнь поменялась навсегда. Была пора выпускных экзаменов. Мы с одноклассниками находились на территории школы, разговаривали, радовались жизни, строили планы на будущее… Вдруг услышали, что летит самолет, который через мгновенье открыл стрельбу. Мы все съежились… Тогда началась Война.

Отец пришел с работы и сказал, что объявили эвакуацию. Город бомбили днем и ночью и каждое утро моя бабушка выбегала из бомбоубежища, чтобы проверить, все ли ее дети живы. Дед ни в какую не хотел уезжать из родного края, поэтому они с бабушкой остались в Белоруссии; как потом выяснилось, они были убиты. Две недели в вагоне без крыши товарного поезда мы ехали, не зная куда. Весь наш путь сопровождался бомбежкой, в это время мы прятались под вагоны. Мы с ребятами собрали листы фанеры, постелили на крышу вагона и ехали, сидя на ней. Мы тогда ни о чем не думали! Мне было всего 16 лет! Незадолго до приезда в г. Казань – именно туда нас эвакуировали – хлынул ливень и в вагонах, где мы жили все это время в пути, стояла вода, которую мы черпали всеми подручными средствами. Мокрыми и холодными встретила нас Республика Татарстан. Вещей у нас с собой практически не было, и родители не знали, что делать на новом месте, с чего начать; начали они с … обуви. На мне были туфельки на каблучках, которые сломались, и я осталась босиком. Было принято решение пойти в город и купить мне сандалии. В своих красивых обновках я вступила на порог нашего нового дома – квартиру, где проживали несколько семей. Я не была намерена сидеть на шее у родителей и, взяв зачетку, пошла устраиваться на работу. Сначала недолго была пионервожатой, затем работала в газете, потом ушла на Главпочтамт в отдел писем до востребования. Однажды вечером пришел ко мне начальник Главпочтамта и сказал, что меня приглашают в Горком комсомола. Меня встретил секретарь, объяснил, что объявлен комсомольский призыв девушек и поинтересовался, как я смотрю на то, чтобы отправиться на фронт? Я, не раздумывая, ответила, раз нужно, я поеду! Он выразил почтение и передал сведения обо мне в городской военный комиссариат. По приходу домой я сообщила об этом маме; могу сейчас (когда уже сама мама) представить, что она тогда испытала, но отнеслась с уважением к моему решению. На следующее утро мне надлежало быть на точке сбора. Папа был на работе и не смог меня проводить. Помню, когда стояли с мамой около поезда, я улыбалась, смеялась, а когда поезд поехал, сильно-сильно заплакала. Не от страха, нет! А от того, что не попрощалась с папой, оставляла маму…

В то время никакой врачебной комиссии не было, иначе бы меня точно не взяли на фронт по состоянию здоровья. Сама поднимать этот вопрос я даже не думала; в такие моменты о себе вообще не думаешь. Нас привезли в г. Москву в штаб 1-го корпуса ПВО, который в ту пору помещался в двухэтажном доме на территории Чернышевских казарм. Некогда там была гарнизонная церковь. После того, как нас распределили, я попала в Первый полк Воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) по Звенигородскому направлению. Войска ВНОС — род войск противовоздушной обороны, существовавший до 1951 года, предназначавшийся для ведения противовоздушной разведки и предупреждения об угрозе воздушного нападения противника. Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны за № ГОКО 1488сс от 25 марта 1942 г. в войска противовоздушной обороны территории страны ЦК ВЛКСМ к 10 апреля 1942 года мобилизовали 100 000 девушек-комсомолок для замены красноармейцев, в том числе в части службы ВНОС — всех наблюдателей — телефонистов, наблюдательных постов ВНОС, всего — 40 000 человек

[1]Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН ф. 4, оп. 11, д. 67, л. 149—151. Подлинник